ВЛИЯНИЕ БЛОКАДЫ ГАМКА-РЕЦЕПТОРОВ НА ИЗМЕНЕНИЯ ОРИЕНТИРОВОЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ АКТИВНОСТИ И ТРЕВОЖНОСТИ, ВЫЗВАННЫХ КОРТИКОЛИБЕРИНОМ
PDF

Ключевые слова

кортиколиберин
пикротоксин
ГАМКа-рецепторы
тревожность
крысы
поведение

Как цитировать

[1]
О. Семенова, А. Вьюшина, А. Притворова, и Н. Ордян, «ВЛИЯНИЕ БЛОКАДЫ ГАМКА-РЕЦЕПТОРОВ НА ИЗМЕНЕНИЯ ОРИЕНТИРОВОЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ АКТИВНОСТИ И ТРЕВОЖНОСТИ, ВЫЗВАННЫХ КОРТИКОЛИБЕРИНОМ», Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова, т. 104, вып. 12, дек. 2018.

Аннотация

Изучали влияние блокады ГАМКА-рецепторов пикротоксином на изменение уровня тревожности в условиях стресса, индуцированного кортиколиберином. В Т-образном лабиринте из популяции крыс линии Вистар отбирали особей с активной стратегией приспособительного поведения, которых в приподнятом крестообразном лабиринте разделяли на три группы: низкотревожные (НТ), высокотревожные (ВТ) и среднетревожные (СТ). Введение пикротоксина и кортиколиберина осуществляли в полость третьего мозгового желудочка. На инъекцию кортиколиберина НТ крысы реагировали снижением ориентировочно-исследовательской активности, тогда как активность ВТ крыс после инъекции увеличилась. Блокада ГАМКА-рецепторов пикротоксином увеличила ориентировочно-исследовательскую активность у НТ и ВТ крыс, одновременно снижая уровень тревожности. После инъекции кортиколиберина на фоне введения пикротоксина ориентировочно-исследовательская активность у НТ и ВТ крыс уменьшилась, а уровень тревожности повышался только у НТ особей. У животных из группы СТ изменение поведенческой реакции наблюдалось только после инъекции кортиколиберина на фоне введения пикротоксина: уровень тревожности снижался, а ориентировочно-исследовательская активность усиливалась. Сделано заключение, что вектор изменения тревожности, вызванной кортиколиберином на фоне снижения активности стресс-лимитирующей ГАМК-ергической системы, зависит от исходного психоэмоционального статуса животного.

PDF

Литература

Шаляпина В. Г. Кортиколиберин в регуляции приспособительного поведения и патогенезе постстрессорной психопатологии. В кн.: Основы нейроэндокринологии. Ред. В. Г. Шаляпина, П. Д. Шабанов. Элби-СПб. 84—146. 2005. [Shalyapina V. G. Corticoliberin in the regulation of adaptive behavior and the pathogenesis of post-stress psychopathology. In: Bases of neuroendocrinology. Eds: Shalyapina V. G., Shabanov P. D. Elbi-SPb. 84—146. 2005. (In Russ.)].

Силькис И. Г. Взаимосвязанные биохимические процессы в нейронах стриатума, вызванные активацией возбудительного, тормозного и дофаминового входов. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 86 (5): 507—518. 2000. [Silkis I. G. Interconnected biochemical processes in striatal neurons produced by activation of excitatory, inhibitory, and dopamine inputs. Russ. J. Physiol. 86 (5): 507—518. 2000. (In Russ.)].

Семенова О. Г., Ракицкая В. В., Вершинина Е. А., Ордян Н. Э., Шаляпина В. Г. Избирательное влияние дегидроэпиандростерон-сульфата на тревожность, вызванную кортиколиберином. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 96 (10): 988—997. 2010. [Semenova O. G., Rakitskaya V. V., Vershinina E. A., Ordyan N. E., Shalyapina V. G. Selective influence of dehydroepiandrosterone-sulphate on anxiety induced by corticotropin-releasing hormone injection. Russ. J. Physiol. 96 (10): 988—997. 2010. (In Russ.)].

Семенова О. Г., Ракицкая В. В., Пивина С. Г., Ордян Н. Э. Влияние дегидроэпиандростерон-сульфата на поведенческие проявления стресса у низко- и высокотревожных крыс. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 98 (7): 862—870. 2012. [Semenova O. G., Rakitskaya V. V., Pivina S. G., Ordyan N. E. The effect of dehydroepiandrosterone-sulphate on stress behavior in high- and low-anxiety rats. Russ. J. Physiol. 98 (7): 862—870. 2012. (In Russ.)].

Ho Y. J., Eichendorff J., Schwarting R. K. Individual response profiles of male Wistar rats in animal models for anxiety and depression. Behav. Brain Res. 136 (1): 1—12. 2002.

Prasad A., Imamura M., Prasad C. Dehydroepiandrosterone decreases behavioral despair in high- but not low-anxiety rats. Physiol. Behav. 62 (5): 1053—1057. 1997.

Семенова О. Г., Ракицкая В. В. Избирательное влияние аллопрегнанолона на тревожность, вызванную кортиколиберином. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 156 (12): 677—680. 2013. [Semenova O. G., Rakitskaya V. V. Selective influence of allopregnanolone on anxiety induced by corticotropin-releasing hormone injection. Bul. Exp. Biology medicine. 156 (12): 677—680. 2013. (In Russ.)].

Шаляпина В. Г., Вершинина Е. А., Ракицкая В. В., Рыжова Л. Ю., Семенова М. Г., Семенова О. Г. Изменение приспособительного поведения активных и пассивных крыс Вистар в водно-иммерсионной модели депрессии. Журн. высш. нерв. деятельности. 56 (4): 543—547. 2006. [Shalyapina V. G., Vershinina E. A., Rakitskaya V. V., Rizhova L. Yu., Semenova M. G., Semenova O. G. Alteration of active and passive Wistar rats adaptive behavior in water-immersion model of depression. J. higher nervous activity. 56 (4): 543—547. 2006. (In Russ.)].

Pellow S., Chopin P., File S. E., Briley M. Validation of open : closed arm entries in the elevated plus-maze as measure of anxiety in the rat. J.Neurosci.Methods. 14 (3): 149—167. 1985.

Rodgers R. J., Johnson N. J. Factor analysis of spatiotemporal and ethological measures in the murine elevated plus-maze test of anxiety. Pharmacol. Biochem. Behav. 52 (2): 297—303. 1995.

Саульская Н. Б., Судоргина П. В. Участие нитрергической системы префронтальной коры в регуляции проявлений страха, вызываемых обстановочными сигналами опасности. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 102 (10): 1165—1175.2016. [Saulskaya N. B., Sudorgina P. V. Involvement of the nitrergic system of the prefrontal cortex in fear expression induced by contextual signals of danger. Russ. J. Physiol. 102 (10): 1165—1175. 2016. (In Russ.)].

Шаляпина В. Г., Ракицкая В. В., Петрова Е. И., Миронова В. И. Приспособительное поведение активных и пассивных крыс после интраназального введения кортикотропин-рилизинг гормона. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 88 (9): 1212—1218. 2002. [Shalyapina V. G., Rakitskaya V. V., Petrova E. I., Mironova V. I. Adaptive behaviour of active and passive ratsfollowing an intranasal administration of the corticotropin-releasing hormone. Russ. J. Physiol. 88 (9): 1212—1218. 2002. (In Russ.)].

Шаляпина В. Г., Ракицкая В. В. Реактивность гипофизарно-адренокортикальной системы на стресс у крыс с активной и пассивной стратегиями поведения. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 89 (5): 585—590. 2003. [Shalyapina V. G., Rakitskaya V. V. Stress responsiveness of the hypophyseal-adrenocortical system in rats with active and passive types of adjusting behavior. Russ. J. Physiol. 89 (5): 585—590. 2003. (In Russ.)].

Туркина Е. В., Рыбникова Е. А., Ракицкая В. В., Шаляпина В. Г. Изменение поведенческих компонентов стресса внутристриатным введением кортиколиберина. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 83 (1—2): 151—154. 1997. [Turkina E. V., Rybnikova E. A., Rakitskaya V. V., Shalyapina V. G. The change in the behavioral components of stress by intrastriatal administration of corticoliberin. Russ. J. Physiol. 83 (1—2): 151—154. 1997. (In Russ.)].

Семенова О. Г., Семенова М. Г., Ракицкая В. В., Шаляпина В. Г. Психомоторная реактивность к кортиколиберину крыс с активной и пассивной стратегией приспособительного поведения в водно-иммерсионной модели депрессии. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 92 (8): 1016—1021. 2006. [Semenova O. G., Semenova M. G., Rakitskaya V. V., Shalyapina V. G. Psychomotor responsiveness to CRH in rats with active and passive adaptive strategy in water-immersion paradigm of depression. Russ. J. Physiol. 92 (8): 1016—1021. 2006. (In Russ.)].

Шаляпина В. Г., Рыбникова Е. А., Ракицкая В. В. Кортиколиберинергические механизмы неостриатума в нейроэндокринной регуляции стресса. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 86 (11): 1435—1439. 2000. [Shalyapina V. G., Rybnikova E. A., Rakitskaya V. V. The neostriatum corticoliberinergic mechanisms in a neuroendocrineregulation of stress. Russ. J. Physiol. 86 (11): 1435—1439. 2000. (In Russ.)].

Shalyapina V. G., Rakitskaya V. V., Rodionov G. G. Involvement of dopaminergic processes in the striatum during the effects of corticotropin-releasing hormone on the behavior of active and passive rats. Neurosci. Behav. Physiol. 33 (6): 629—633. 2003.

Саульская Н. Б. Метаболизм дофамина и уровень ГАМК в структурах нигро-стриарной и мезолимбической систем мозга крыс при экспериментальной патологии высшей нервной деятельности. Журн. высш. нерв. деятельности. 38 (6): 1145—1151. 1988. [Saulskaya N. B. Dopamine metabolism and GABA level in structures of nigro-striate and mesolimbic systems of ratsbrain in experimental pathology of higher nervous activiti. J. Higher. Nervous. Activity. 38 (6): 1145—1151. 1988. (In Russ.)].

Ikemoto S., Kohl R. R., McBride W. J. GABAA-receptor blockade in the anterior ventral tegmental area increases extracellular levels of dopamine in the nucleus accumbens of rats. J. Neurochem. 69 (1): 137—143. 1997.

Shin R., Ikemoto S. Administration of the GABAA-receptor antagonist picrotoxin into rat supramammillary nucleus induces c-Fos in reward-related brain structures. Supramammillary picrotoxin and c-Fos expression. BMC Neurosci. 11: 101. 2010.

Miklos I. H., Kovacs K. J. GABAergic innervation of corticotropin-releasing hormone (CRH)-secreting parvocellular neurons and its plasticity as demonstrated by quantitative immunoelectron microscopy. Neuroscience. 113 (3): 581—592. 2002.

Варшавская В. М., Иванова О. Н., Якимовский А. Ф. Двигательное поведение крыс при раздельном и одновременном введении ГАМКергических препаратов в неостриатум. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 88 (10): 1317—1323. 2002. [Varszavskaja V. M., Ivanova O. N., Yakimovski A. F. Lokomotor behaviour of the rat under separate and combined GABA-ergic drugs intrastriatal microinjections. Russ. J. Physiol. 88 (10): 1317—1323. 2002. (In Russ.)].

Kubota Y., Kawaguchi Y. Dependence of GABAergic synaptic areas on the interneuron type and target size. J. Neurosci. 20 (1): 375—386. 2000.

Якимовский А. Ф., Варшавская В. М. Ионы магния предотвращают развитие гиперкинеза, вызываемого введением пикротоксина в неостриатум крыс. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 92 (6): 723—731. 2006. [Yakimovski A. F., Varszavskaja V. M. Magnesium ions prevent development of hyperkinesis produced by picrotoxin intrastriatal microinjections into the rat neostriatum. Russ. J. Physiol. 92 (6): 723—731. 2006. (In Russ.)].

Berridge C. N., Dunn A. A corticotropin-releasing factor antagonist reverses the stress-induced changes of exploratory behavior in mice. Hormone Behav. 21: 393—401. 1987.

Семенова О. Г., Ракицкая В. В., Шаляпина В. Г. Блокада рецепторов кортиколиберина предотвращает развитие постстрессорной психопатологии у крыс с активной стратегией приспособительного поведения. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 92 (11): 1345—1350. 2006. [Semenova O. G., Rakitskaya V. V., Shalyapina V. G. Blockade of corticoliberin receptors prevents development of poststressor psychopathology in rats with active strategy of adaptive behavior. Russ. J. Physiol. 92 (11): 1345—1350. 2006. (In Russ.)].

Smagin G. N., Dunn A. J. The role of CRF receptors subtypes in stress-induced behavioural responses. Europ. J. Pharmacol. 405 : 199—206. 2000.

Семенова М. Г., Ракицкая В. В., Шаляпина В. Г. Морфофункциональные изменения коры надпочечников в ходе развития постстрессорных депрессий у крыс с активной и пассивной стратегиями приспособительного поведения. Рос. физиол. журн. им. И. М. Сеченова. 91 (5): 551—557. 2005. [Semenova M. G., Rakitskaya V. V., Shalyapina V. G. Morpho-functional alterations of the adrenal cortex in rats with active and passive strategy of adaptive behavior. Russ. J. Physiol. 91 (5): 551—557. 2005. (In Russ.)].